Каныш Имантаевич Сатпаев


Каныш Имантаевич Сатпаев каз. Қаныш Имантайұлы Сәтбаев (31 марта [12 апреля] 1899, аул Аккелинской волости[1], Павлодарский уезд, Российская империя — 31 января 1964, Москва) — советский академик, геолог, организатор науки и общественный деятель[2]. Один из основателей советской металлогенической науки, основоположник казахстанской школы металлогении[3][4].

Доктор геолого-минералогических наук (1942), профессор (1950), академик АН Казахской ССР (1946), действительный член АН СССР (1946), первый президент Академии наук Казахской ССР[5]. Получил известность как геолог, открывший Улутау-Джезказганское месторождение меди, бывшее на то время крупнейшим по прогнозируемым запасам.

Детство и юность

К. И. Сатпаев родился в ауле № 4 в Павлодарском уезде Семипалатинской области Российской империи (ныне аул имени К. И. Сатпаева, Баянаульский район Павлодарской области) в семье бия. Происходит из подрода Каржас рода Суйиндык племени Аргын. . Он был младшим ребёнком: у него были брат и сестра.

С 1909 по 1911 годы Каныш Сатпаев учился в аульной школе. В 1911 году поступил в русско-казахское училище в городе Павлодар, которое окончил в 1914 году с отличием. После окончания училища Каныш Сатпаев, несмотря на возражения отца Имантая, отправился на обучение в учительскую семинарию в Семипалатинске, где в связи с туберкулёзом у него возникли трудности со здоровьем. Тем не менее он получил диплом об окончании семинарии в 1918 году, сдав экзамены экстерном.

Каныш Имантаевич намеревался продолжить обучение с целью получения высшего образования, однако с аттестатом семинарии в то время в вузы принимали только при условии сдачи экзамена по математике и одного иностранного языка. Следующие полтора года Сатпаев готовился для поступления в Томский технологический институт. Параллельно с учёбой Сатпаев работал учителем естествознания двухгодичных педагогических курсов в Семипалатинске

Работу и обучение пришлось отложить в связи с обострением туберкулёза. Почти год Сатпаев провел в родном ауле, принимая кумысолечение.

Находясь на лечении в Баянауле, Каныш Сатпаев начал составление учебника по алгебре для казахских школ, который он закончил в 1924 году. Данный учебник стал первым школьным учебником алгебры на казахском языке[9].

В 1920 году Сатпаев был назначен первым в Баянауле председателем Казкультпросвета (отдел по проведению культурно-просветительной работы среди трудящихся), созданного с укреплением советской власти. Тогда же постановлением Павлодарского ревкома он был назначен народным судьёй 10-го участка Баянаульского района.

«…Помню, как сразу же после установления советской власти в Сибири председатель первого в Павлодаре уездного ревкома П. В. Поздняк вызвал меня в Павлодар и … определил на работу в Баянаул председателем только что учреждённого там 10-го участка народного суда…» — вспоминал К. И. Сатпаев во время своего 50-летнего юбилея.

В начале 1921 года состоялась встреча Сатпаева с геологом М. А. Усовым, который приехал в Баянаул на кумысолечение. Усову удалось заинтересовать юношу геологией, и в том же 1921 году Каныш Сатпаев, оставив должность народного судьи, поступил в технологический институт в Томске. Однако уже в начале 1922 года в связи с обострением туберкулёза Сатпаеву пришлось вернуться в аул. Не желая прерывать учёбу, Сатпаев проходит университетский курс дома, с помощью М. А. Усова, часто приезжавшего в Баянаул на лечение. Вернувшись через полтора года в университет, Каныш успешно заканчивает его в 1926 году. После окончания учёбы молодой инженер возвращается на родину.

Карьера

В 1926 году, окончив институт и получив квалификацию горного инженера, Сатпаев был направлен в Атбасарский трест цветных металлов на должность начальника геологического отдела, а через год (в 1927), избран членом правления данного треста.

В ведении Атбасарского треста находилось медное месторождение и недостроенный медеплавильный завод в посёлке Карсакпай. Строительство завода началось десять лет назад, когда англичане взяли в концессию у бая Карсакпая территорию и начали поиски меди. Они построили плавильный цех, частично установили оборудование, но много меди найти им не удалось. С наступлением Февральской революции англичане покинули завод, который впоследствии решила достроить советская власть. Сатпаев, как главный геолог треста, отправился туда, чтобы осмотреть местность и узнать о продвижении строительных работ. Специалисты, занимавшиеся месторождением, и руководство завода относились к перспективе развития добычи меди в регионе очень скептически. Они считали, что её запасов хватит на ближайшие 10-15 лет, не более. Однако, осмотрев местность, Каныш Имантаевич с ними не согласился. Он считал, что в районе Джезказгана имеются огромные запасы меди, которые прежде не были обнаружены. Добившись от Геолкома выделения одного станка, Сатпаев начал исследование местности на наличие металла. Руководство Геолкома и эксперты, которые были знакомы с Джезказганским регионом, считали идею Сатпаева обречённой на провал

К. И. Сатпаев в Джезказгане в 1930-х годах

Тем не менее, уже через год после начала работ, Сатпаев наткнулся на крупный пласт руды мощностью более десяти метров. Результаты анализа, проведённого в Ленинграде, показали, что это был прежде неизвестный пласт руды с богатым содержанием меди. Благодаря этому открытию Сатпаеву удалось расширить поисковые работы в 1928 году. Обнаружив ещё три крупных месторождения, геолог увеличивает объём исследовательских работ на 1929 год вдвое. И в этот год открываются ещё три залежи и одно новое рудное поле. Учитывая данные обстоятельства, Сатпаев публикует в журнале «Народное хозяйство Казахстана» статью, в которой заявляет, что потенциально Джезказган представляет собой одну из богатейших провинций меди в мире, более крупную, чем большинство провинций Америки. Основываясь на своих предположениях, Каныш Имантаевич приходит к выводу, что находящийся неподалёку Карсакпайский завод не осилит объём добытой в Джезказгане руды. Также он предполагает, что в регионе необходимо построить водохранилище и проложить ширококолейную железную дорогу. Со всеми этими предложениями он регулярно обращается в вышестоящие органы, выступает в печатных изданиях, и даже предлагает внести развитие региона в пятилетний план развития экономики СССР[11].

Предложения Сатпаева вызывают отрицательную реакцию среди руководства треста и Геолкома. Вместо предложенного молодым геологом плана развития Джезказгана они предлагают оставить объёмы исследовательских работ на 1930 год прежними. Тогда Сатпаев, настаивая на своей правоте, добивается рассмотрения своих предложений на заседании горно-металлургического сектора ВСНХ. После длительных дебатов ВСНХ соглашается с доводами Геолкома и признаёт аргументы Сатпаева несерьёзными. Не желая мириться с выводами ВСНХ, Каныш Имантаевич весной 1930 года попадает на приём к председателю Госплана СССР Г. М. Кржижановскому, где обосновывает свои предложения. После этого на разведку Джезказгана выделяется дополнительная сумма денег, буровая техника и кадры. В следующие два года объёмы исследовательских работ продолжали увеличиваться. Начал решаться волновавший Сатпаева вопрос с нехваткой в регионе воды: ему удалось договориться о начале в следующем, 1933-м году, гидрогеологических исследований района в целях поиска воды.

Однако в начале 1933 года Геолком принимает решение о резком сокращении финансирования разведочных работ в Джезказгане. Был оставлен лишь один процент от прошлогодней суммы. Аргументом в пользу такого решения была неразвитая инфраструктура региона: не было ни железной, ни автомобильной дорог, не было воды и многих других условий для жизни. В целях сохранения кадров и продолжения работ Каныш Имантаевич был вынужден искать дополнительные источники финансирования. Он заключил соглашение с трестами «Золоторазведка» и «Лакокрассырьё» о разведке месторождений необходимых им ископаемых. Однако имевшихся средств было недостаточно ни для сохранения, ни тем более для увеличения исследовательских работ. Сатпаев обратился за помощью к М. А. Усову и его другу, профессору В. А. Ванюкову. С их помощью Канышу Сатпаеву удалось выступить в Академии наук СССР и доказать обоснованность сделанных им выводов касательно запасов медной руды Джезказгана. В постановлении третьей сессии Академии 1934 года говорилось о необходимости строительства в течение третьей пятилетки в Джезказгане медеплавильного комбината. Сессия также поддержала предложение Сатпаева о строительстве железнодорожной линии Джезказган — Караганда — Балхаш. Затем Каныш Имантаевич обосновал свои предложения перед наркомом тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. После этого в регионе начались широкие исследовательские работы. Впоследствии оказалось, что Джезказганское медное месторождение было на тот момент крупнейшим в мире по прогнозируемым запасам[4] [6]. К 1940 году в Джезказгане было построено Досмурзинское водохранилище и железная дорога, соединяющая Джезказган, Караганду и Балхаш.

За заслуги по раскрытию богатств Улутауского района (открытие Джезказганского месторождения) Каныш Сатпаев в 1940 году был удостоен высшей награды страны — ордена Ленина.

Первый президент Академии наук Казахской ССР

К. И. Сатпаев и И. П. Бардин во время выездной сессии Академии наук КазССР. Караганда, 1949 год.

Каныш Сатпаев начал задумываться над созданием в Казахстане Академии наук ещё в 1944 году. С августа того года были начаты подготовительные мероприятия. Активно велась переписка с отделом науки ЦК КПСС. К. И. Сатпаев регулярно совершал командировки в Москву, где доказывал необходимость организации Академии наук КазССР в Совете баз и филиалов АН СССР, отделе науки ЦК КПСС и Академии наук СССР. В период с 1944 по 1946 годы было создано 11 новых научно-исследовательских институтов. Также был разработан проект главного здания будущей академии, автором которого был архитектор А. В. Щусев[17].

1 июня 1946 года в здании театра оперы и балета им. Абая состоялась официальная церемония открытия Академии наук КазССР. Два дня спустя, 3 июня, на первом общем собрании Академии, состоявшемся в зале заседаний Президиума Верховного Совета КазССР, Каныш Сатпаев был избран её академиком и президентом. В том же году Сатпаев был избран академиком Академии наук СССР и депутатом Верховного Совета СССР 2 созыва. В 1947 году он был избран членом Президиума комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете министров СССР и оставался им до конца жизни. В 1949 году Каныш Имантаевич был избран членом ЦК КП(б) Казахстана. В 1950 году он был утверждён в учёном звании профессора по специальности «геология» и избран депутатом Верховного Совета СССР 3 созыва. В 1951 году Сатпаев, по поручению Президиума АН СССР, принял участие в организационной сессии Академии наук Таджикской ССР. На данной сессии Каныш Имантаевич был избран почётным членом таджикской академии.

Научные кадры

К заслугам Каныша Сатпаева относится также то, что он привёл в науку и воспитал ряд научных кадров, впоследствии ставших крупными учёными и существенно повлиявших на развитие казахстанской науки. Одним из таких людей является учёный-энергетик Ш. Ч. Чокин. По настоянию Сатпаева в 1943 году Шафик Чокинович был переведён с треста Казсельхозэлектро в КазФАН СССР заведующим сектором энергетики. Это стоило Канышу Имантаевичу конфликта с наркомом земледелия КазССР А. Д. Даулбаевым, который не хотел отпускать Чокина[31][32]. Впоследствии Чокин стал основателем казахстанской энергетической науки. Помимо Чокина, Каныш Сатпаев привёл в науку академика А. Х. Маргулана. Алькей Хаканович впоследствии стал крупным учёным-археологом и основателем казахстанской археологической науки. Сатпаев заметил талант геолога Ш. Е. Есенова, и впоследствии повлиял на то, чтобы его назначили на пост министра геологии Казахской ССР. Каныш Сатпаев также привёл в науку Е. А. Букетова, назначив его директором химико-металлургического института Академии наук Казахской ССР в 1960 году[33]. Впоследствии Евней Арстанович стал автором ряда крупных открытий в химической науке и лауреатом Государственной премии СССР.

Награды

Награды

1940, ⦁ 1945, ⦁ 1957, ⦁ 1963 — 4 ⦁ ордена Ленина.

1942 — ⦁ Орден Отечественной войны 2-й степени.

1945 — ⦁ Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»⦁ [41]

Премии

1942 — ⦁ Сталинская премия.

1958 — ⦁ Ленинская премия.

Почётные звания

1951 — почетный член Академии наук Таджикской ССР.

1964 — Первый почётный гражданин города ⦁ Джезказкан⦁ [42].

1977 — Первый почётный гражданин города ⦁ Сатпаев⦁ [43]



Логотип.gif

ГУ "Школа-лицей №8 для одарённых детей"

www.lizey8.kz

Сохраняя прошлое, создаем будущее.

Версия для слабовидящих